ImageСтарейший из ныне действующих в Дании законов касается данефе (что значит «собственность мертвых»). Он основывается на средневековом законодательстве датских провинций, на законах вроде того, который изложен в Ютландском кодексе Вальдемара Сейра в 1259 г.: «Если какой-либо человек найдет серебро или золото в могильных курганах или в борозде, оставленной его плугом, оно должно принадлежать королю». В других сводах законов из других частей Дании содержатся аналогичные статьи, и такое же положение в отношении данефе (имущества, на которое никто не претендует в законном порядке) встречается в законах первого единовластного короля Дании. Королевские указы 1737 и 1752 гг. изменили безыскусную формулировку первоначальных законов и ввели такое определение данефе, согласно которому найденные предметы должны оцениваться не только по массе, но и по их антикварной стоимости.
Королевский указ от 7 августа 1752 г. гласит:
«Хотя все найденное в земле, лесах, полях, домах или любом другом месте на территории Дании, будь то золото, серебро, металл или любое другое сокровище, на которое никто не предъявляет своих прав, принадлежит единственно королю как данефе; награда ех gratia жалуется каждому из подданных, кто найдет нечто подобное, так что всякий, нашедший монеты или другие предметы, которые в силу их древности или особых свойств могут считаться редкостью, должен, если отправит их в Казну, получить за них плату в размере их полной стоимости из средств ко роля...»
Это — интригующее, если не бессвязное, предложение, но его смысл ясно выражен, несмотря на то, что оно резко отличается от лаконичного языка более древних законов. Значение придается редкости и древности, помимо цены металла, а король, через Казну, следит за тем, чтобы нашедший получил адекватное вознаграждение. Формулировка указа 1752 г. явно испытала влияние других стран, и особенно шведских законов, из которых заимствованы некоторые части этого указа. Предметы, объявленные данефе, сосредоточивались в королевских художественных коллекциях, а когда в 1844-1845 гг. они были расформированы, все данефе отошли Национальному музею. С этого времени Национальный музей контролирует выполнение этого закона и вознаграждает невольных кладоискателей, выплачивая им полную антикварную стоимость найденных предметов в зависимости от обстоятельств находки. Не всегда легко примирить соображения современной археологии с законами более чем семисотлетней давности. Например, кремень никогда не причислялся к данефе, но это объясняется отсутствием прецедента, связанного с каким-либо особенно редким изделием из этого материала. В целом Национальный музей старается избегать чересчур решительных шагов при исполнении этого закона, главным образом потому, что кладоискатели оказываются корректными и обязательными. Музей считает очень важным, чтобы датский народ с сочувствием относился к работе археологов и сотрудничал с ними в том, что касается оповещения о находках и их фиксации, независимо от того, относятся они к категории данефе или нет. За последние сто лет данефе редко преднамеренно скрывали от властей, а если это и случалось, то обычно по неведению. Такой случай произошел не так давно, когда молодой фермер нашел кольцо, которое посчитал латунным и стал использовать для привязывания скота в коровнике! Посетивший его ветеринар распознал золото и представил кольцо, без каких-либо повреждений, в Национальный музей, который датировал находку бронзовым веком. Молодой фермер, впоследствии вызванный в национальную службу, был приятно удивлен, получив чек на значительную сумму, совершенно  свободную  от налогообложения, во исполнение закона о данефе.
О людях, нашедших данефе, рассказывают множество трогательных историй: как один из них спасся от разорения, а другой смог купить ферму, и так далее, — ведь компенсацию получает именно тот, кто нашел клад, а не владелец земли.
Ценные древности часто выходят на свет Божий спустя века и при загадочных обстоятельствах: в одном случае маленький мальчик споткнулся и упал, попав ногой в массивное золотое кольцо. Это оказался уникальный экземпляр, стоимость которого только; по массе составила бы пару сотен фунтов стерлингов. Рыбак поймал редкий шейный; обруч, использовав трезубец для ловли угрей, а другой человек, отплывая на веслах от берега Ютландии в районе Фемё, увидел блеск золотого украшения на дне моря и сумел поднять его на поверхность. Большой кусок золота однажды был извлечен из торфа, горевшего в очаге, а недавно при корчевке древесного корня с помощью взрыва была найдена массивная золотая цепочка — к сожалению, она была весьма сильно повреждена.
Предпочтительно, чтобы археологические находки раскапывались и исследовались специалистами — не только могильные холмы, мегалитические гробницы и поселения, но и те из них, которые на первый взгляд могут показаться не слишком важными. Распространено заблуждение, что раскопки — это увлекательное и интересное развлечение; однако для археолога это в основном изматывающее нервы испытание, поскольку каждая новая черточка или находка должна подвергнуться тщательному изучению, ее необходимо зафиксировать, а в конечном счете, интерпре-ировать. Тяжелая ответственность ложится на руководителя раскопок, и, по мере того, как снимаются слои грунта, уничтожаются свидетельства, а тогда становится невозможным исправить погрешности в интерпретации. Временами раскопки могут быть захватывающими, но, как правило, они тяжелы, кропотливы и часто некомфортны, ведь далеко не каждый день лопатка или кисть археолога выявляют что-то интересное.
Конечно, технология раскопок совершенствовалась веками, а раскопки в духе подлинно научного исследования начались много лет назад. У нас имеются свидетельства того, что покой усопших в могилах тревожили еще в древности. В течение XVIII и XIX вв. члены датской королевской семьи интересовались раскопками: в 1776 г. кронпринц Фредерик исследовал курган, известный как Юлианехёй, а в 1824 г. кронпринц Кристиан (впоследствии Кристиан VIII) раскопал несколько памятников, включая крепость на холме на о. Борнхольм. Принц Фредерик (впоследствии Фредерик VII) очень интересовался археологией и, часто в сотрудничестве с Ворсо, обследовал большое количество могильных курганов и даже попробовал свои силы на крупном памятнике в Йеллинге.
Первые рисунки, увековечившие датские раскопки, были сделаны епископом Мюнтером в 1780-х гг. В течение XIX в. отчеты о раскопках стали более подробными и точными; но только в конце столетия была разработана вполне удовлетворительная технология раскопок. Методология полевой работы, изложенная в Årbørger for nordisk Oldkyndigbed og Historie в 1887 г., стала результатом консультаций и совместной работы техников и археологов Национального музея. Были сформулированы отчетливые правила, подчеркивалось значение дифференциации различных слоев или фаз той или иной структуры, поскольку именно таким образом можно выявить, скажем, соотношение различных захоронений внутри одного могильного холма. Согласно этим правилам, раскопки должны происходить с максимальной осторожностью, позволяющей зафиксировать все возможные детали; все находки необходимо фотографировать in situ, а планы вычерчивать в установленном масштабе. В 1893 г. Национальный музей получил ежегодную дотацию размером в 500 фунтов стерлингов для продолжения этой работы (сегодня эта сумма составила бы около 5000 фунтов). На эти средства было проведено немало важных раскопок, а их итоги опубликованы.
Таким образом, в течение XIX и в начале XX в. Копенгагенский Национальный музей нес основную ответственность за развитие археологии в Дании; он гарантировал соблюдение закона о данефе, защищал древние памятники и проводил раскопки. Результатом был неуклонный рост его коллекций, поэтому сегодня он является основным музеем для изучения датских древностей. В нем представлены все периоды датской предыстории и, разумеется, — здесь можно увидеть кинжал из Хиндгавла, трундхольмскую солярную колесницу, одежду бронзового века, луры, гундеструпский котел, экипажи из Дейбьёрга, находку из Хобю, оружие из Вимозе, и многое другое. Помимо множества экспонатов, выставленных на обозрение публики, музей располагает большими фондами и научными коллекциями.
Но Копенгагенский Национальный музей — не единственный в Дании. Еще в течение XIX века многие провинциальные города открыли собственные небольшие музеи; сегодня они выросли в размере, и многими из них руководят специалисты. Есть Форхисториск — музей города и университета в Орхусе , экспонатами которого являются «человек из Граубалле», котел из Бро и находка из иллерупского болота. Фюн Огифтсмузеум в Оденсе располагает замечательной коллекцией находок железного века, например, из окрестностей Брохольма; а музей Вендсюссель в Хьёрринге (помимо других древностей) содержит предметы начала железного века, найденные в болотах и захоронениях. Музей в Хадерслеве обладает рядом предметов из погребений бронзового и железного веков, а также одним из северных типов золотой чаши. В музее Рённе, столицы Борнхольма, размещается большая коллекция древностей всех эпох. Среди более мелких музеев стоит упомянуть Силькеборг, в котором хранится  голова толлундского человека, и Орс, где находится коллекция из района крепости в Борремозе — той же местности, которая дала гундеструпский котел. Музей Лангеланн в Рудкёбинге содержит собрание предметов со стоянок каменного века в Линдле и Троллебьёрге. Музеи в Ольборге, Тистеде, Виборге, Рандерсе, Сёндеборге и Рингкёбинге обладают достойными внимания коллекциями, и даже этим список еще не исчерпывается. Более того, политика централизации, проводившаяся в течение XIX века, сегодня ослаблена, так что у людей, живущих в провинциальных областях, появилась возможность развить у себя более глубокий интерес к своим собственным древностям.
 
На фото:  Меч эпохи викингов из коллекции Национального Музея г. Копенгагена.
 
Источник (текст): Клиндт-Йенсен Оле. Дания до викингов (пер. с англ. Саниной А.П.) - СПб, "Евразия", 2003. C. 217-224.
Фото: Марина Квист
 

Tagged Under

Новое на сайте

Новые материалы сайта:
В разделе "Музеи Дании":
Линдхольм Хойе, Крепость Фюркат, Государственный Музей Искусств, Национальный Музей, Орхусский Музей Искусств ARoS, Музей Кораблей Викингов, Сведения об истории Оденсе и Музеи Оденсе, Музей Мосгор: Деревянная церковь и дома викингов

В разделе "Общество/ История Дании": Рунические камни - зеркало социальных отношений, Одежда викингов, Украшения викингов, Становление датского государства, Эпоха викингов, Походы викингов, Искусство и художественный стиль в эпоху викингов, Дания в Средние Века, Дания периода 1397-1536 гг., Дания в 1536 – 1660 гг., Дания 1660-1814 гг., Дания в 1814-1848 гг., Дания в 1848-1892 гг., Дания в 1892-1901 гг., Дания в войне с Германией, Дания в период мировых войн: 1918-1945, Парламентаризм, Послевоенная Дания, История Оденсе, Ранние города и укрепления на территории Дании, Данефе, раскопки и коллекции, Лицо доисторической Дании, Королева Маргрете II, Короли Дании, Национальный флаг Дании.